Трансарктическая экспедиция. 1-ый этап
Новости     История     Фото     Контакты

ТОКЕ-2020 - с 3 марта по 8 марта - г. Петрозаводск, акватория Онежского озера

Home
   
Загрузка...

Трансарктическая экспедиция. 1-ый этап

Участники: Корабельников Кирилл, Котлярова Евгения, Смуров Дмитрий, Трефилов Дмитрий
Дней: 21
Даты: 05.04.2015 - 26.04.2015
По ген. курсу (км): 940
По треку (км): 1210
Краткий маршрут: Мезень - Несь - Нижняя Пёша - Тиманский кряж - р. Индига - Нарьян-Мар - Воркута

Отчет

Лирику прекрасно передал Дима Смуров в своей заметке (читайте в конце отчета).

Я же – о технике, тактике и сухом остатке. Здесь – таблица с кратким описанием маршрута по дням, координатами ночевок и характеристикой препятствий: https://docs.google.com/spreadsheets/d/1XEjPVJ3e0_kNvv-8P20LCZ6wCsna11g_A48_LAugP2A/edit#gid=0

 В конце заметки – обзор снаряжения.

 

Основные выводы:

1. Длительные кайт-экспедиции в высоких широтах возможны, организация, тактика и материальная часть понятны и не представляют серьезных проблем.

2. Средняя скорость передвижения экспедиции по тундре - 70 км в день. При этом скорость в дни, когда дует от 2,5 до 10 м/с и нет препятствий для кайтинга, скорость должна быть больше 100 км в день.

3. Матчасть должна быть изготовлена до зимнего кайт-сезона и проверена в тундровых условиях перед стартом экспедиции.

 

Выбор маршрута.

Разные команды успешно прошли многочисленные локальные кайт-походы на западе, по озёрам Карелии и тундрам Кольского, и на востоке, между Воркутой и Лабытнангами и на Ямале. Очень логично было соединить эти районы красивым тундровым маршрутом. Начало и конец определяла транспортная доступность Мезени и Воркуты. Идея витала в воздухе. Не удивительно, что сразу две команды – наша и Димы Ботова – вышли одновременно по одному маршруту.

 

Идеология движения: идем, пока возможно. На ночевку останавливаемся при безветрии либо в логичном укрытии от ветра – каньоне, полосе леса, под наддвом и т.д. К хижинам не привязываемся, пещер не роем, стенок не строим, костров не жжём. Для обогрева пользуемся газом внутри палатки.

 

Поскольку палатка одна, теряться было нельзя. Для экономии батарей, рации были выключены. Взаимодействовали двойками. В двойке есть лидер и ведомый. Если напарник пропадал из зоны видимости, оба включали рации и договаривались о встрече. Коммуникацию между двойками осуществляли лидеры. Тут очень важна самодисциплина. К чести команды, все попытки потеряться были сразу пресечены.

 

Собственно, путешествий получилось «два в одном» - Мезень - Нарьян-Мара - 486 км по генеральному курсу за 13,5 дней и Нарьян-Мар – Воркута – 455 км за 6 дней.

В первом мы боролись с безветрием, бесснежием, лесами, каньонами и санями, которые постоянно ломались. Во втором – получили то, за чем приехали – преодоление пространства.

 

Сначала – о трудностях.

1. Безветрие. Потеряли всего около 4,5 полных дня, из которых 3 – в перовй части, 1,5 - во второй. Первые 2 дня, у Сёмжи, не дуло вообще, а в это же время в 50 км севернее наши коллеги, команда Димы Ботова, которая забросилась на снегоходах в Несь, прошли около 100 км.

2. Поломки саней.

Первыми начали ломаться стойки диминых саней из раскладушки. Они ломались постепенно и неотвратимо. Примерно раз в 3 дня мы укрепляли какую-то часть стоек, подбирая подходящей кривизны березовую ветку, благо в тундре все березы кривые. Древо крепили к стойкам запасными кайтовыми стропами. К Нарьян-Мару сани держались исключительно на березе и походили уже на ненецкие нарты.

Выяснилось, что нельзя крепить передние стойки саней к лыжам нескврзными саморезами. Лыжа у носка тонкая и не рассчитана на нагрузку в этом месте. При ударе о заструг или падении место переднего крепления расслаивается, а саморезы вырываются. Так расслоилось 3 лыжи. Одну, поврежденную через 3 км после села Вижас, укрепили брусом. За ним пришлось возвращаться в село. Брус сквозными саморезами привинтили к лыже, а на него уже установили стаканы с пятками. Для ремонта двух других лыж пришлось крепить стаканы передних стоек сквозными винтами со стороны скользячки. Потайные головы выпиливали из обычных шестигранных лазермановскими напильниками. Чтобы лыжи дальше не расслаивалась, носки их её были жестко скреплены с верхом передних стоек раскосами из березы.

Мои сани из алюминиевого профиля были рассчитаны в основном на продольные нагрузки. При резком повороте в тяжелом мокром снегу все три стойки с одной стороны погнулись. Разогнув, их тоже пришлось укрепить березовыми ветками.

Сани цеплялись к участникам на полужесткой сцепке из металлопластиковых водопроводных труб, внутри которых проходила веревка. У Димы Трефилова и Жени веревки эти постоянно перетирались, а прочные были только у меня и Смурова. Понятно, что все поломки происходят в движении, когда есть ветер. И на ремонт тратится драгоценное время. По моим подсчетам, на ремонт мы затратили 3 полных ходовых дня.

3. Бесснежие. В первой половине марта на европейском севере везде дули сильные западные ветры и снег сдуло с возвышенностей и восточных берегов рек. На западных же образовались снежные карнизы. А во второй половине стояла оттепель и оставшийся снег растаял. На хребтике, продолжением которого является полуостров Канин, мы попали в настоящий лабиринт снежных дорожек в голой бугристой тундре.

4. Участки леса и каньоны рек. До Нарьян-Мара каждая уважающая себя река либо вырастила лес по своим берегам, либо проточила каньон, а часто сделала и то и другое. Причем безлесные каньоны были бы вполне преодолимы без саней.

Оголенность восточных берегов рек сильно затрудняла выход из каньонов. При преодолении р. Индиги даже пришлось переносить сани на руках и вручную катить по крутым, но снежным склонам.Невозможность спрыгнуть с карниза и оголенность противоположного берега заставляли каждый раз парковаться, складываться, пешедралить.

 

Кайты.

У меня и Димы Смурова – Elf Joker4 11 и 15, Paraavis Ion 5 и ручечники 3. Последние даже не доставали.

У Димы Трефилова - Elf Joker4 11 и 16, Aeros 7 и 4.

У Жени Котляровой – Aeros 15, 11, 7, 4.

 

Лыжи. У всех широкие фрирайдовые жесткие твинтипы длиной около 2 м с креплениями либо адаптерами для ски-тура. Сани - на горных лыжах и трех п-образных стойках с базой и расстоянием между крайними стойками около 900 мм, развалом 3 градуса внутрь и схождением 15 мм/м. Клиренс 300 мм. Продольных элементов – по 2. Реализация была разной. У меня стойки были собраны из алюминиевого профиля 20х40х2. Соединены стальными косынками на болтах. Крепились к лыжам алюминиевыми уголками 50х20х1,5, по 2 на каждое крепление. Продольные – из того же материала, крепились на болтах

У остальных стойки были сделаны из гнутой алюминиевой трубы. Крепились к установленным на лыжах стаканам с пятками. Только у Димы Смурова стойки были выполнены из раскладушки, а у Димы Трефидлва и Жени – из трубы 26х3. К лыжам конструкция крепилась несквозными саморезами.

Навигация. У всех – GPS-приемники, закрепленные снаружи на руке. У меня и у Димы Смурова – с выносным питанием, которое лежало в теплом кармане.

 

Питание – из расчета 800 гр. на человека в день. Чуть меньше половины - сладкое, включая знергетические батончики. Для питья днем – 1 термос 1,5 л на всех и по 1 л. разведенного сухого энергетического напитка у каждого. Практика показала, что достаточно будет и 700 гр. на человека в день. При этом нужно увеличить долю мяса и сала за счет сладкого.

 

Горелки - Jetboil на 1,5 литра и Primus газовый с котелком на 3 л. Газ из расчета 1 баллон 450 гр. в день на команду. Еду готовили в палатке.

 

Связь. Для внутренней связи в группе имелось 4 рации гражданского диапазона, которые включались только в случае необходимости.

Безопасность обеспечивалась наличием двух спутниковых трекеров с SOS-кнопкой. Палатка Arctic Fox от RedFox.

 

 

Первый лирический отчет.

 

«И стало так…» (с)

 

Да, сначала было слово… или, вернее, мысль… а еще точнее – чувство!

Однажды, лет 5 назад, я увидел в интернете, как четверо парней летели по бескрайним снежным равнинам Гренландии. В кадре мелькали довольные лица, удивительные воздушные змеи (позднее я выяснил, что это чудо называется словом кайт), горные лыжи, санки, палатки, тысячи километров… и все это под голубыми небесами и слепящим солнцем. «Ооооо!» - не смог я сразу членораздельно выразить переполнившие меня чувства. «А почему я все еще здесь, а не где-то там?!» - возник следом уже более членораздельный и закономерный вопрос. С этого все и началось.

Дальше события начали складываться сами собой в путь, который должен был привести меня к мечте – тысячам снежных километров в объятьях солнечного света и ветра. Друг познакомил меня с кайтингом и составил компанию в попытках, скорее отчаянных, чем уверенных, разменять первую сотню километров. Семья отнеслась с традиционным пониманием и снисхождением, друзья поддержали. Откуда ни возьмись материализовались люди с тоской по необъятным просторам в уголках своих прищуренных, улыбчивых, привыкших к ветру глаз. Их имена я читал в отчетах о кайтовых походах , видел в верхних строчках протоколов соревнований, и вдруг - рядом. И вот прозвучали заветные слова: тундра, заполярье, Архангельск, Нарьян-Мар, Воркута… Да! Мечта начала сбываться!

 

"Какая глупость, право, верить его словам, а не поверить - грех..." (с)

 

То, что я пишу, обращено скорее не к коллегам-кайтерам, они и так все это хорошо знают и представляют, а к тем, кто одержим тягой к путешествиям, но еще не знаком с кайтингом. Представьте: бескрайные заснеженные просторы, искрящиеся на слепящем солнце, пронзительно голубое небо, видимость миллион на миллион и ветер, который был обычно препятствием, берет вас в свои ласковые ладони и бережно переносит на десятки и сотни километров. Вы почти бесшумно скользите на лыжах сквозь бриллиантовое пространство, за вами стелется шлейф легких снежинок… километры… десятки километров… сотни… и снаряжение не давит на ваши несомненно могучие плечи, а лежит на скользящих за вами санках-волокушах. Сопки, с их наборами высоты, речные каньоны – не преграды, а приятное разнообразие для подружившихся с ветром. Вы с понимающей дружелюбной улыбкой смотрите на летящих птиц, обгоняете бегущих песцов, пугаете стада зайцев… Вам хочется битвы? Не прекращайте движения, когда пронзительно засвистят стропы и анемометр покажет 15, 17, 20 м\с... Вы скучаете по лыжным палкам – не останавливайтесь, когда подброшенный снег упадет к вашим ногам не отклонившись от вертикали ни на сантиметр. Каждый сможет выбрать режим передвижения по своему вкусу. И подумайте, как расширятся горизонты ваших замыслов!

 

"Слушай, там далеко-далеко есть земля..." (c)

 

Мезень – Нарьян-Мар (500 км)

Интересно, разнообразно, насыщенно. Кайтинг регулярно прерывается пересечениями лесов, растущих по долинам рек. Сильно расширяется сознание в области, где можно ехать под кайтом (в высоком кустарнике, по редколесью, по дороге, окруженной лесом). Людей не видно за деревьями – ориентируешься по куполам, торчащим над деревьями, и следам. Езда по бесснежным полям (надо ехать в марте) очень напоминала путешествие по лабиринту – попробуй себя загнать в другой конец поля по тонким (по ширине) снежным дорожкам. Прекрасный, сказочный Тиманский кряж, фантастические речные каньоны – можно спрятать микрорайон девятиэтажек и ничего не будет видно, пока не заглянешь! Шикарные нависающие снежные карнизы.

 

Нарьян-Мар – Воркута (500 км)

Вот она - тундра! Сотни километров! Снег, скорость, реки с неглубокими руслами, сопки, березовые рощи не выше колена, стада зайцев, сонмы куропаток, полярные совы, песцы, чумы и нефтепроводы. Хотите заблудиться? Закройте глаза и повернитесь пару раз вокруг собственной оси! Хотите сказки? Залезьте на сопку и увидите бескрайнее белое море со спинами диковинных морских животных, рассекающих его безбрежность. Искусства? Посмотрите на тени облаков и пятна солнечного света, ползущие по сопкам – дневной Куинджи перед вами! Тишины? Просто остановитесь.

 

"Кровь с вином смешаются в венах..." (c)

 

И конечно люди! Где бы вы ни были: город, поселок, лес, тундра – везде вы встретите Людей. Да, я не ошибся с заглавными буквами. Если вы поднимите в приветствии руку – увидите поднятую руку в ответ, улыбку, мигание фар, услышите приветственный сигнал. Если вам нужна помощь – вам помогут. Бескорыстно. Пригласят в дом или чум. Напоят чаем, угостят рыбой, расскажут о собственной жизни и с интересом выслушают ваш рассказ. Помогут не потеряться в незнакомом городе и найти в нем пристанище. Спасибо им, встретившимся на нашем пути. Мы вас помним!

 

"Я твое опять повторяю имя..." (c)

 

Вернусь ли я туда? Смогу ли продолжить начатый путь? Кто знает?! Но очень надеюсь, что вернусь и смогу!

 

 

Второй лирический отчет.

 

Моим друзьям, прочитавшим первый отчет и упрекнувшим меня в ура-патриотической пафосности, посвящается.

 

Все нижеописанное имеет под собой некую творчески дополненную фактологическую базу, а приведенные оценочные суждения никак не соответствуют воззрениям автора. С моей точки зрения, если первый отчет назвать панегириком, то это - памфлет.

 

"Провидению препоручаю я вас, дети мои, и заклинаю: остерегайтесь выходить на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно..." (с)

 

Мой уважаемый читатель, для снятия излишнего драматизма повествования и дабы избежать упреков в сгущении красок, скажу, забегая вперед, что все участники описываемого путешествия смогли вернуться домой и сейчас в основном здоровы и благополучны.

 

На тот же момент шел седьмой день экспедиции...

 

Горнолыжные ботинки были мокрыми четвертый день, спальник пятый, а комбинезон не просыхал со старта. Ощущение давно и основательно обжитого кошками подвала, обосновалось в палатке, когда верхушки окружавшего Мезень леса еще не успели окончательно скрыться за горизонтом. Мечты о теплой сухой одежде, бане, или, хотя бы, горячей воде из душа преследовали нас все настойчивее.

 

Погода издевалась предоставляя выбор между легким встречным ветерком у самой поверхности, безветрием от 10 до 20 метров над землей и приходящими порывами в районе 30 метров и выше. Поля, теоретически пригодные для кайтинга, регулярно прерывались лесными массивами, вынуждавшими нас подолгу идти пешком по мало пригодной для этого поверхности. Снежное покрытие носило скорее эпизодический, чем непрерывный характер, а там, где снег все же присутствовал, он был мокрым, наст не держал, и лыжи проваливались. Реки с упорством, достойным лучшего применения, пересекали наш путь под прямым углом и подсовывали каньонные обрывы именно в тех местах, где мы собирались их пересечь. Тем не менее, позднее, когда нам удалось увидеть пустынные пейзажи тундры, в сердце запоздало шевельнулось сомнение: а может все-таки пусть будут леса?

 

Здоровье как физическое, так и психологическое оставляло желать лучшего. Заложенные носы препятствовали насыщению крови кислородом в должной степени, что неизбежно вело к преждевременному утомлению и тревожному сну. Мозоли и застарелые травмы ног мешали ходьбе и беспокоили на стоянках. К тому же, простейшие математические вычисления позволяли спрогнозировать продолжительность текущих неудобств еще в течении месяца, что должно выходить за границы разумности в глазах любого здравомыслящего человека. К слову сказать, если вы считаете, что можете общаться круглосуточно в течении пары недель только с двумя - тремя людьми, вы себе льстите. Любое взаимное непонимание больно ранит, и это чувство будет расти день ото дня, пока не завладеет вами целиком. Сменить круг общения вам не предоставится возможности. У случайных встречных ваше пребывание здесь скорее всего вызовет удивление и непонимание.

 

В свете всего изложенного, остается только возблагодарить проведение за снисхождение к тем неразумным, которые, поддавшись на чьи-то уговоры, вопреки логике и здравому рассудку решаются отправиться в путь, предпочтя его размеренности и уюту родовых гнезд.

#fc3424 #5835a1 #1975f2 #83a92c #8bb832 #1c2def